Сенокосов
Иван

Внеплановый
капитальный ремонт

В каждой «Ленинградке» в коридоре между прихожей и кухней есть антресоль под потолком. В ноябре 2011 года моей маме захотелось от неё избавиться: она посчитала её сборником хлама и пыли. Ломать — не строить, и с поставленной задачей мы с отцом быстро справились. Придя домой и увидев этот узкий высокий коридор, мама заявила: «Я в больнице жить не буду». С этого и начался наш незапланированный капитальный ремонт квартиры.

На тот момент наши познания в ремонте ограничивались покраской забора. И, как показала практика, начали мы правильно: с дизайн-проекта, потому как смутно представляли, что хотели видеть в итоге в своей квартире. Проект получился далёким от идеала, но всё же это было лучше, чем ничего.

Начали
мы правильно:
с проекта

Потом начались мытарства с подбором подрядчика. Кто-то, не глядя проекта и не видя помещения, называл какие-то случайные суммы, кто-то смету делал на коленке на клочке бумаги. Потом встретились с Павлом. Он произвел приятное первое впечатление и составил достаточно подробную смету. С ним мы и подписали договор.

На время ремонта мы снимали квартиру в соседнем доме, и я каждый день заходил посмотреть, как идут дела. Всё это для меня это было новым, и я вникал во все детали — что, почему и как.

Тут мы столкнулись с новыми проблемами. Первая заключалась в том, что подрядчик и дизайнер были совершенно не знакомые друг другу люди и не смогли найти общий язык. Многие технические вопросы в плане дизайна приходилось решать самому, став связующим звеном между строителями и дизайнером. В результате гипсокартонный потолок в прихожей был собран с отклонением от размеров проекта, и пришлось переделывать шкаф-купе — он туда не влезал.

Дальше — больше. По неизвестным причинам подрядчик просто перестал платить своим сотрудникам, они отказались продолжать работы и сообщили об этом нам. Павел попытался привести на замену пару-тройку бригад, но ребята, которым он не заплатил, теперь дежурили у нашего дома, и всем вновь прибывшим говорили, что их здесь «кинут».

Нас такая ситуация не устроила, мы вызвали подрядчика и потребовали отчитаться о выполненных работах и потраченных деньгах. Выяснилось, что некоторые строительные материалы присутствовали на объекте лишь в виде чека. Это стало последней каплей, и мы расторгли договор.

Тогда ребята, которых он «кинул», предложили работать с ними напрямую. Большую часть работ они уже сделали. А нанимать новую бригаду обошлось бы нам дороже и по финансам, и по времени. И в случае каких-то косяков это было бы основанием для попыток переложить ответственность на других, в духе: «Это не мы плитку криво уложили, а штукатуры криво стены оштукатурили». В общем, мы согласились.

Ремонт получился неплохой, но за те деньги, которые в него были вложены, можно было получить намного больше. Но это я понял уже только года через 3.

Первые шаги
в строительстве

После завершения ремонта бригадир Вячеслав предложил мне работать с ним. Какое-то представление о процессах ремонта у меня уже было, да и у студента много денег не бывает. Я как раз закончил 3-й курс университета, всё оставшееся лето было у меня свободно, и я охотно согласился.

Нам поступил заказ на отделку офиса площадью 110 м². Цена вопроса: 280 тысяч на троих за 2 месяца. С такими условиями долго нас уговаривать не пришлось, и уже через 2 дня мы приступили к работе. Я впитывал знания и технологии как губка, дотошно расспрашивая обо всех нюансах. Все сопутствующие ремонту вопросы решались быстро. Материал мы получали с минимальной задержкой. Работа кипела.

Спустя недели 3 мы с третьим членом бригады Дмитрием начали задавать Вячеславу вопросы, когда мы получим свои деньги за уже выполненные работы. Все переговоры с заказчиком он вёл лично, стараясь нас отстранить от этого. Поначалу мы получали довольно убедительные аргументы о том, что деньги уже на подходе и мы их вот-вот получим, мол, клиенту просто нужно провести некие финансовые операции, чтобы рассчитаться с нами. Ещё через 2 недели пошли просто какие-то отговорки.

Тут я впервые и столкнулся с «кидаловом» — типичным явлением в строительстве. Никаких документов мы с ним не подписывали, поэтому просто пошли разными дорогами. Спустя год он пару раз обращался ко мне за работой, но получал однозначный отказ.

Рождение
строительной
компании

Наступил сентябрь. Я перешел на четвертый курс университета. По знакомым и родным пошла молва, что я занимаюсь ремонтом. Я уже сделал какой-то сайт, разместил объявления на разных площадках, и мне стали поступать первые заказы.

Учиться и одновременно работать отделочником оказалось сложно, и я стал подбирать бригады субподрядчиков, получая опыт уже как руководитель. С увеличение числа заказов я углубился в изучение организации строительных фирм и принял решение нанять прораба.

Первый прораб был довольно хорошим мастером, но, как оказалось, руководить кем-то – это совсем не его конек. Ему на смену пришел матёрый прораб с высшим строительным образованием и огромным опытом. Я звал его Борисыч. Он выглядел именно так, как, наверное, каждый представляет себе типичного прораба. К сожалению, его подвело пристрастие к алкоголю. Я совершенно нейтрально отношусь к личному времяпрепровождению людей, но даже малейший запах перегара на работе — это красный флаг.

Его место занял очень похожий по типажу прораб, такой же матерый мужик, закаленный стройкой. Его звали Сергей. Глядя с позиции сегодняшнего опыта, качество, которое он выдавал, я оценил бы на троечку. Но главное, Сергей уже привык за всю жизнь работать определенным образом и не хотел ничего менять. В какой-то момент я начал замечать в работе косяки, которые он просто не видел, хотя с его опытом и образованием они должны были быть очевидны.

Когда всё
изменилось

Летом 2015 года мы начали отделку коттеджа на 9 просеке в Самаре. Началось все неплохо: быстро завершили демонтаж, возвели перегородки и зашили гипсокартоном потолки. И тут бригада отделочников начала затягивать сроки, без предупреждения и внятных причин отсутствуя на объекте. Сергей долго церемониться не стал и сменил бригаду. Новая команда проработала около двух недель, и тут началось самое интересное.

Узнав от Сергея, что с новой бригадой произошел какой-то конфликт, я отправился на стройку. Навсегда запомню фразу бригадира Петра: «Я тебя сейчас гипсокартоном огрею!». Сбавив пыл обеих сторон, я стал их выслушивать.

Пётр
Архипов

Я понял, что совершил ошибку — слишком положился на Сергея и ослабил контроль, зная, что он может что-то не углядеть. А Пётр обнаружил несколько серьезных недостатков в работах, главный из которых был нарушение технологии сборки металлокаркаса гипсокартонного потолка. Он держался на честном слове и при хорошем хлопке дверью мог просто обвалиться. Пётр, 23-летний выпускник техникума, разбивал все аргументы и доводы Сергея, прораба с высшим строительным образованием и опытом на стройке под 30 лет. Возможно, тогда он спас чью-то жизнь. А с Сергеем я принял решение расстаться.

Свои люди

Понаблюдав за ведением работ и отношением к своим обязанностям Петра, я предложил ему занять должность мастера-прораба. Он со своими братьями, тоже строителями, удивили меня своим подходом к делу.

Александр
Сенокосов

Им была чужда мысль, характерная для большинства работников нашей отрасли: «Как бы меньше поработать, и больше поиметь». Они относились к делу так, что их работа – это их лицо в этом мире. Они просто на психологическом уровне не могли себе позволить сделать спустя рукава то, за что они взялись. Я сразу понял — это мои люди, и именно с такими я хочу работать. Им нравилось делиться знаниями с теми, кто это ценит, и я с большим удовольствием не вылезал с объектов и перенимал их опыт.

Спустя пару месяцев должность ещё одного прораба занял разносторонний и талантливый специалист по строительству Николай, брат Петра. Ещё через полгода третьим прорабом стал его зять Виктор – лучший маляр, которого мне довелось знать. Примерно в то же время завершил службу в силовых структурах и ушел на пенсию мой отец. Он присоединился к нам и привнес в команду порядок, дисциплину, строгую отчетность и полностью наладил документооборот.

У каждого
из нас свои
сильные стороны

Николай
Архипов
Виктор
Иванов

Благодаря тому, что у каждого из нас свои сильные стороны и наши компетенции идеально друг друга дополнили, мы начали быстро расти как профессионалы. Становилось больше объектов. Мы изучали новые технологии и закупали новое оборудование, общая стоимость которого на сегодня составляет более 1.000.000 рублей. Мы подбирали лучших партнеров по смежным с отделкой направлениям и набирали огромный багаж опыта, которым сегодня обладаем. Статьи, посвященные наиболее интересным объектам, мы публикуем в разделе «Блог». Там Вы сможете увидеть, какие были особенности на конкретно взятом объекте, с какими проблемами мы столкнулись и как их решили.

До сих пор каждый день мы стараемся стать чуть лучше, чем вчера. Каждый из нас любит своё дело, и работать по-другому нам просто не интересно. На сегодня я не знаю фирм или бригад в Самаре, которые могли бы сравниться с нами по качеству ремонта.